ИНТЕРВЬЮ С ВЕРОЙ ГОРБУНОВОЙ О ПРЕДСТОЯЩЕЙ КОНФЕРЕНЦИИ «СОВРЕМЕННЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ В ДИАГНОСТИКЕ И ЛЕЧЕНИИ БОЛЬНЫХ НЕЙРОЭНДОКРИННЫМИ ОПУХОЛЯМИ»

«Чем интересна эта конференция на мой взгляд – теми данными, которые раньше не звучали»

В преддверии Ежегодной конференции «Современные возможности в диагностике и лечении больных нейроэндокринными опухолями», которая пройдёт 3 декабря 2021 года, мы побеседовали с главным научным консультантом химиотерапевтического отделения N1 НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина, д.м.н., профессором Верой Андреевной Горбуновой .

Вера Андреевна, за стандартной формулировкой «современные возможности» скрывается, пожалуй, самая интенсивно развивающаяся область онкологии. Потому и интерес к ней так велик?

Учение стремительно развивается и, соответственно, интерес к нему. Когда мы в 2009 году зарегистрировали медицинское общество по лечению нейроэндокринных опухолей (МОЛНЭО), они считались совсем редкими и о них мало кто знал. Зачастую больные были вынуждены ходить с жалобами к различным специалистам – гастроэнтерологам, эндокринологам, гинекологам – от одного врача к другому, не имея ни диагноза, ни помощи. И продолжали страдать. Ведь нейроэндокринные опухоли (НЭО) характеризуются тем, что у примерно у 30% больных они функционирующие и поэтому имеют чётко выраженные клинические синдромы. Основной из них, в 79% случаев – карциноидный синдром, выражающийся приливами, диареей, кожными проявлениями, болями в животе, одышкой, кашлем, миалгиями. Из-за того, что опухоль продуцирует и выделяет гормоны, вызывающие всю эту симптоматику.

Один из докладов как раз и будет посвящён купированию карциноидного синдрома?

Руководитель химиотерапевтического отделения №1 Елена Владимировна Артамонова расскажет о правильном применении аналогов соматостатина (АСС). Это крайне важное сообщение, поскольку нюансы правильного использования АСС обязательно знать каждому специалисту, который лечит больных с НЭО. Прошлый опыт показал, что во многих регионах недостаток знаний приводил к неправильному лечению. Когда на первоначальном этапе аналоги соматостатина не действуют, то у врача сразу возникала мысль, что надо их отменить и назначить что-то другое. Казалось бы, это рационально? Но при НЭО это не действует. Надо делать совершенно наоборот – не отменять аналоги соматостатина, а повысить дозу. А потом снова повысить дозу. А потом сократить интервал между введением препарата. А потом заменить один аналог на другой.  Это вот такой подход, о котором практически никто не знал раньше. И вместо того, чтобы продолжить лечение, отменяли АСС, и больные отвечали ухудшением симптомов, общего состояния.

Как вы в целом оцениваете программу этой конференции?

На мой взгляд, она составлена рационально с акцентом на новые направления. Целый блок  посвящён радионуклидной диагностике. Как известно, она основана на том, что  опухоли экспрессируют рецепторы соматостатина, и радионуклиды «садятся» на эти рецепторы и таким образом, обнаруживают (визуализируют) эту опухоль. Это диагностическое исследование с DOTA-конъюгированными АСС, меченными  68Ga. Это исследование проводится в нескольких российских городах – в Екатеринбурге, Красноярске, С.-Петербурге. Мы направляем туда очень многих больных.  В этом блоке конференции будет обзорная лекция, а также доклады, посвящённые  диагностике и терапии медуллярного рака щитовидной железы,  нейробластомы и диагностике и лечению НЭО. С большим интересом послушаем эти  доклады.

Будет ли идти речь о радионуклидной терапии?  

Конечно же. Термин тераностика означает диагностику и терапию. Радионуклидная терапия, которая совсем недавно появилась за рубежом, сегодня у нас – слабое звено. Радионуклидная диагностика у нас есть, а терапии пока нет. Принцип – тот же: сначала радионуклидным методом диагностируется опухоль, а потом проводится лечение по той же схеме – опухоль может локализоваться очень точно, поскольку наличествуют рецепторы соматостатина, по механизму действия – это таргетная терапия, нацеленная на рецепторы соматостатина. Сначала делается диагностика с  68Ga, затем лечение  c 177 Lu. Об этом будет рассказано на конференции, это важно и интересно для специалистов. В стране уже есть Лютеций 177, используемый пока в терапии рака простаты.  

Участники конференции смогут задать вопросы?

Конечно. Вопросы и ответы. Можно будет задать вопрос и узнать, как эта методика на основе лютеция продвигается у нас.   Когда же будет следующий этап – лечение НЭО? Поэтому это очень и очень интересно. Что касается диагностики в общем, то, когда мы начинали в 2008 году нашу работу в МОЛНЭО, то тогда ещё практически нигде по стране не было биохимической диагностики с определением серотонина, хромогранина А в крови и 5-гидроксииндолуксусной кислоты в моче. А теперь это есть во многих  онкологических диспансерах.

Как, на ваш взгляд, уровень знаний российских специалистов в области НЭО сегодня соотносится с уровнем знаний их западных коллег?

На протяжении ряда лет я входила в экспертный совет ENET’S – европейского общества по лечению НЭО, и могу сказать – мы соответствуем вполне. Отстаём пока что по сравнению с Европой в отношении радионуклидной терапии. Однако что-то интересное, отличное от Европы, есть и у нас. В частности, у нас сейчас появился для лечения больных новый химиотерапевтический препарат из группы нитрозопроизводных – Араноза. За рубежом существует препарат стрептозоцин. Он был первым препаратом для лечения НЭО поджелудочной железы. У нас такого препарата не было, и профессор-химик Мария Николаевна Преображенская разработала и создала Аранозу. У него отличная от стрептозоцина химическая структура,  экспериментальные исследования показали, что он еще более эффективен в отношении некоторых опухолей.  Клинические испытания подтвердили его эффективность при НЭО, потом было проведено регистрационное мультицентровое исследование, после чего он был утверждён Минздравом России для лечения больных с НЭО 

И на этой конференции можно будет узнать важные детали его применения в клинической практике?

Да, о совсем новых результатах использования Аранозы будет сообщено в докладе Екатерины Вадимовны Евдокимовой.

Собственная база данных в вашей работе важна?

Очень важна. Раньше у нас этих данных не было, знаете, почему? Потому что само по себе НЭО как нозология, не входит в медицинскую классификацию бластом, по которым проводятся эпидемиологические исследования. И НЭО по заболеваемости приходится выделять из каждой локализации – НЭО желудка, НЭО поджелудочной железы, НЭО лёгкого, НЭО кишки. И мы в МОЛНЭО сделали такие выборки из государственного ракового регистра и сделали отдельное исследование – регистр,  для чего  врачи в регионах заполняли специально разработанные нами анкеты.

Один из докладов посвящён реабилитации больных НЭО. Насколько она специфична?

Реабилитация может быть очень разной в зависимости от того, постхирургическая она или проводится в процессе поддерживающей терапии. Должна заметить, что я видела разных больных за все 50 лет моей практики. Но больные с НЭО отличаются от больных с другими локализациями злокачественных опухолей. Мы подолгу  наблюдали наших больных с НЭО. Ведь это именно  в нашем отделении впервые в стране был сделан акцент по наблюдению за больными с НЭО.  Они особенные по своему психологическому статусу. Болеют подолгу, можно сказать  пожизненно.  И вот эти пациенты очень зафиксированы на своем заболевании, состояние их психики тревожно- мнительное, скрупулёзное. К примеру, они могут задавать всё время одни и те же вопросы. Это требует постоянной психотерапевтической реабилитации. Реабилитологи и психологи должны иметь особый подход к этой группе пациентов, не сердиться, не злиться на бесконечно повторяемые одни и те же вопросы, на повторение жалоб и т.д., и относиться с пониманием, ведь это обусловлено определенным гормональным статусом, свойственном этой болезни.

На конференции пойдёт речь и о новом в классификации ВОЗ?

Классификация 2019 года принесла очень большие изменения. Появилась одна новая градация – НЭО Grade III. Вообще, все нейроэндокринные неоплазмы делятся на высокодифференцированные и низкодифференцированные. Низкодифференцированные – это карциномы, очень злокачественные опухоли. Например, мелкоклеточный рак лёгкого – одна из самых быстро прогрессирующих  опухолей и при распространённой стадии с очень плохим прогнозом. В отличие от этого больные с высокодифференцированными НЭО, даже при распространённой стадии, могут долго жить. Мы контролируем эту болезнь с помощью различных препаратов и методов терапии. И поэтому очень важно, что выделена новая группа высокодифференцированных опухолей Grade III, особенности которой предстоит изучить. Об этом будет говорить руководитель отдела патоморфологии Вера Владимировна Делекторская в своём докладе.

Но ведь о классификации ВОЗ 2019 года вы уже говорили на предыдущей ежегодной конференции?

Да, но мы не устаем повторять об этом, настолько это важно. Сейчас появилось много исследований с выделением этой группы и в том числе и изучения особенностей генетических маркёров, характерных для этой подгруппы. Об этом коллега, профессор Делекторская очевидно будет говорить. Для этой группы еще мало новых  данных. Чем лучше начинать лечить эту группу больных? О некоторых новых данных, касающихся первой линии терапии,  будет говорить Екатерина Владимировна Евдокимова в своём докладе «НЭО Grade III – новая подгруппа, новые подходы». Чем интересна эта конференция на мой взгляд – теми данными, которые раньше не звучали.

Приглашаем принять участие в конференции «Современные возможности в диагностике и лечении больных нейроэндокринными опухолями», где вы подробнее узнаете о темах, затронутых в интервью и многих других вопросах.

Конференция проводится в рамках проекта ONCO-Academy Фондом по борьбе с онкологическими заболеваниями им. Н.Н. Блохина и ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России.

При поддержке компании